Пропустить навигацию.

Геннадий Шишебаров, адвокат экс первого вице-мэра Бердска: "Суд должен остановить беспредел!"

5 марта на суде по "делу Мухамедова" выступил его адвокат Геннадий Шишебаров. Он назвал действия следствия проти своего подзащитного  беспределом и попросил суд вынести оправдательный приговор по всем пунктам обвинения. Речь адвоката длилась более часа и была основана на серьезной доказательной базе. Мы предлагаем читателям нашего сайта самим ознакомиться с текстом выступления и поэтому публикуем его в полном объеме.

 

Свою речь в защиту Мухамедова В.И. я хочу начать не с первого, а со второго эпизода предъявленного ему обвинения. Полагаю, анализ именно второго эпизода обвинения позволит понять суду, насколько предвзято и незаконно осуществлялось уголовное преследование Мухамедова В.И. 

         Изначально по второму эпизоду уголовное дело в отношении Мухамедова В.И. возбуждалось именно по ч. 1 ст. 169 УК РФ. Однако затем обвинение ему было предъявлено по ч. 1 ст. 286 УК РФ. Обвинительное заключение Мухамедову В.И. по этому эпизоду прокурор города Бердска также утвердил по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

         В прениях по этому эпизоду обвинения  прокурор на основании пункта 3 части 8 статьи 246 УПК РФ  изменил обвинение Мухамедову В.И. в сторону смягчения путем переквалификации инкриминируемого деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание. То есть, он переквалифицировал действия Мухамедова В.И. с ч. 1 ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 169 УК РФ. И это притом, что ничего нового, в сравнении с предварительным следствием, в ходе судебного следствия установлено не было. 

         Необходимо отметить, что в силу ст.ст. 150 и 151 УПК РФ, по делам о преступлениях, предусмотренных частями первой и третьей статьи 327 УК РФ, проводится дознание дознавателями органов внутренних дел РФ. В то же время по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 169 УК РФ, в силу статьи 151 УПК РФ, проводится предварительное следствие следователями органов внутренних дел РФ.

          Как известно, часть 3 статьи 327 УК РФ и часть 1 статьи 169 УК РФ не предусматривают наказания в виде лишения свободы, оба эти преступления относятся к категории преступлений небольшой тяжести, а потому в отношении Мухамедова В.И. по этим статьям УК РФ не могли применяться такие меры пресечения как заключение под стражу или домашний арест.

         Для стороны защиты изначально было понятно, что следователи Искитимского МСО СУ СК РФ по НСО притянули «за уши» обвинение Мухамедову В.И. по ч. 1 ст. 286 УК РФ для того, чтобы, с одной стороны, не выполнить требования закона о передаче уголовного дела по подследственности в орган внутренних дел; с другой стороны, для того, чтобы заключить Мухамедова В.И. под домашний арест. По этому поводу стороной защиты подавались жалобы и руководителю следственного органа, и прокурору города Бердска, но в ответ эти должностные лица направляли нам обычные отписки.

          Но вот теперь, после речи прокурора, все встало на свои места. Из речи прокурора все теперь, надеюсь, поняли, как осуществлялось предварительное следствие в отношении Мухамедова В.И., с одной стороны, и как осуществлялся прокурорский надзор за ходом предварительного следствия по уголовному делу, с другой стороны.            

        

   Теперь по существу. Статья 169 УК РФ устанавливает ответственность за неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации, неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи, ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы, а равно незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Прокурор из диспозиции данной статьи Уголовного кодекса РФ вменил Мухамедову В.И. в вину совершение действий, выразившихся в ограничении прав и законных интересов юридического лица, незаконное ограничение самостоятельности и иное незаконное вмешательство в деятельность юридического лица, совершенных должностным лицом с использованием своего служебного положения.

 При этом  в обоснование обвинения по ч. 1 ст. 169 УК РФ прокурор сослался на то, что Мухамедов В.И. допустил нарушение статей 10 и 421 ГК РФ, а также нарушение статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции».

    Сразу же хочу обратить внимание суда на то, что за нарушение норм частного (гражданского) права может наступать только гражданско-правовая, а не уголовная ответственность. Поэтому нельзя в обоснование вины Мухамедова В.И. ссылаться на нарушение им норм гражданского (частного) права.

     Что же касается статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции», действительно, в пунктах 1 – 10 части 1 статьи 15 этого Федерального закона установлено, что федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности, запрещаются:

1) введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров; 

2) необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам; 

3) установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в Российской Федерации, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров; 

 4) дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров;

 5) установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары; 

 6) предоставление хозяйствующему субъекту доступа к информации в приоритетном порядке;       

 7) предоставление государственной или муниципальной преференции в нарушение требований, установленных главой 5 данного Федерального закона;

8) создание дискриминационных условий;

 9) установление и (или) взимание не предусмотренных законодательством Российской Федерации платежей при предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных или муниципальных услуг;

 10) дача хозяйствующим субъектам указаний о приобретении товара, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

  Необходимо в связи с этим отметить, что прокурор крайне некорректно сослался на статью 15 ФЗ «О защите конкуренции», не указав, какие именно пункты и какой части данной статьи, по его мнению, нарушил Мухамедов В.И.; он просто сослался на статью 15 этого Федерального закона, без указания ее конкретных пунктов и части. Это является недопустимым с позиций, которые содержатся в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ.

  За нарушение статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» прокурор требует привлечь Мухамедова В.И. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 169 УК РФ.  Однако при этом прокурор почему-то забыл о том, что за нарушение запретов, содержащихся в статье 15 Федерального закона «О защите конкуренции», законодатель установил административную ответственность.

Так, в КоАП РФ имеется статья 14.9 «Ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления», часть 1 которой устанавливает ответственность должностных лиц в виде  административного штрафа в размере от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей за действия (бездействие) должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных лиц органов или организаций, государственных внебюджетных фондов, а также организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг, которые недопустимы в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации и приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а равно к ограничению свободного перемещения товаров (работ, услуг), свободы экономической деятельности, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 статьи 14.32 КоАП РФ. При этом часть 2 статьи 14.9 КоАП РФ устанавливает ответственность должностных лиц в виде  административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет за действия должностных лиц, указанных в части 1 этой статьи, которые недопустимы в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации и приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а равно к ограничению свободного перемещения товаров (работ, услуг), свободы экономической деятельности, если такие должностные лица были ранее подвергнуты административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.

   Часть 3 статьи 14.32 КоАП РФ  влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет за заключение федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органом местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органом или организацией, государственным внебюджетным фондом недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации соглашения или осуществление указанными органами или организациями недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации согласованных действий.

    Согласно части 1 статьи 23.48 КоАП РФ Федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.9, 14.31-14.33 КоАП РФ.

     Таким образом, за совершение действий, которые прокурор вменяет в вину Мухамедову В.И. по второму эпизоду обвинения, установлена административная, а не уголовная ответственность. Инкриминируемые Мухамедову В.И. действия полностью охватываются диспозицией части 1 статьи 14.9 КоАП РФ. Кстати, именно по этой же причине, полагаю, нет состава преступления в действиях Казаковой Е.И., Яковлева А.В. и Машукова В.А.

Думаю, участникам процесса известно о том, что за действия должностных лиц, которые наказуемы в административном порядке, не может наступать уголовная ответственность. За одни и те же действия не может одновременно наступать административная и уголовная ответственность.  

В связи с этим прошу суд обратить пристальное внимание на имеющееся в уголовном деле решение № 14 Управления Федеральной антимонопольной службы по Новосибирской области от 29 марта 2012 года (том 2 л.д. 216-221), которым муниципальное казенное учреждение «Управление образования и молодежной политики» города Бердска Новосибирской области признано нарушившим часть 1 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 года № 135 -ФЗ «О защите конкуренции»; нарушение выразилось в совершении действий (направление писем, содержащих указание заключения договоров по организации вывоза мусора и других бытовых отходов с МУП «Спецавтохозяйство» и расторжение договоров, заключенных дошкольными и образовательными учреждениями с другими хозяйствующими субъектами),  которые ограничивают круг хозяйствующих объектов, с которыми дошкольные и образовательные учреждения г. Бердска могут заключать договоры на оказание услуг по вывозу мусора и утилизации твердых  отходов, что может привести к ограничению конкуренции на рынке вывоза мусора и утилизации твердых бытовых отходов в г. Бердске (пункт 1 решения). Пунктом 2 этого же решения признаны имеющиеся материалы достаточными для выдачи муниципальному казенному учреждению «Управление образования и молодежной политики» города Бердска Новосибирской области предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства; пунктом 3 решения признано, что основания для принятия иных мер по пресечению и (или) устранению последствий нарушения антимонопольного законодательства отсутствуют.

Также на сайте УФАС по НСО (http://www.novosibirsk.fas.gov.ru/solution/7068) имеется предписание от 03 апреля 2012 года № 18 о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, вынесенное антимонопольным органом в адрес муниципального казенного учреждения «Управление образования и молодежной политики города Бердска Новосибирской области». Данным предписанием антимонопольный орган, на основании части 1 статьи 23, части 1 статьи 39, части 4 статьи 41, стати 50 Федерального закона от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», на основании своего решения от 3 апреля 2012г. по делу № 14,  возбужденному 06.03.2012г. в отношении муниципального казенного учреждения «Управление образования и молодежной политики города Бердска Новосибирской области» (ул. М. Горького, д.7, г. Бердск Новосибирская область, 633010) по  признакам нарушения  части 1 статьи 15 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции», предписал муниципальному казенному учреждению «Управление образования и молодежной политики города Бердска Новосибирской области»  прекратить нарушение пункта части 1 статьи 15 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции»; с целью исполнения предписания  Муниципальному казенному учреждению «Управление образования и молодежной политики города Бердска Новосибирской области» в срок до  20 апреля 2012г. было предписано совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции и отозвать  собственные письма исх. № 5п от 17.01.2012г. и № 10/1п от 19.01.2012г., предоставив образовательным учреждениям возможность самостоятельно выбрать контрагента по договору об организации вывоза мусора и бытовых отходов, предлагающего наиболее выгодные условия; об исполнении предписания  МКУ должно было письменно сообщить в Новосибирское УФАС России, с приложением  подтверждающих документов в срок  до  23 апреля  2012г.

Кроме того, допрошенный в судебном заседании директор МКУ «Управление образования и молодежной политики» Яковлев А.В., пояснил, что за совершение вышеуказанных действий он был подвергнут антимонопольным органом  административному штрафу в размере 15000 рублей, который он уплатил (т. 7 л.д. 224). Судя по размеру штрафа, Яковлев А.В. был привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 14.9 КоАП РФ. Следователь, очевидно понимая, что постановление УФАС по НСО о привлечении Яковлева А.В. к административной ответственности разваливает обвинение по второму эпизоду в отношении Мухамедова В.И., ограничился лишь приобщением к делу вышеуказанного решения УФАС по НСО и не приобщил к делу постановление УФАС по НСО о привлечении Яковлева А.В. к административной ответственности.

Данное обстоятельство (привлечение Яковлева А.В. антимонопольным органом к административной ответственности за совершение действий, которые инкриминируются в вину Мухамедову В.И. по ч. 1 ст. 169 УК РФ) также подтверждает то обстоятельство, что по второму эпизоду обвинение Мухамедову В.И. предъявлено незаконно.

 Думаю, уже одного того, что инкриминируемые в вину Мухамедову В.И. действия охватываются диспозицией ч. 1 ст. 14.9 КоАП РФ или ч. 3 ст. 14.32 КоАП РФ достаточно, чтобы оправдать Мухамедова В.И. по второму эпизоду обвинения по ст. 169 УК РФ.

 Тем не менее, хочу остановиться еще на ряде моментов, которые свидетельствуют о незаконности обвинения Мухамедову В.И. по второму эпизоду обвинения.

   Так, прокурор ссылается на то, что действиями Мухамедова В.И. ограничены права и законные интересы ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» по систематическому получению прибыли от оказания услуг, причинен материальный ущерб, выраженный в соответствии со ст. 15 ч. 2 ГК РФ в упущенной выгоде: ООО «Чистый город-7» в сумме 277 826 руб. 67 коп. и ООО «Вербена»  в сумме 173 783 руб. 29 коп.

     Во-первых, ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия не было установлено, что должностные лица администрации города Бердска совершали какие-то действия в отношении юридических лиц ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена». Все действия, которые инкриминируются Мухамедову В.И. в вину, были совершены должностными лицами органа местного самоуправления (Казаковой Е.И., Яковлевым А.В., Машуковым В.А.) исключительно в отношении муниципальных образовательных учреждений.  Соответственно, вывод прокурора о том, что действиями должностных лиц органа местного самоуправления были ограничены права и законные интересы  ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» по систематическому получению прибыли от оказания услуг, является надуманным. Все действия по расторжению договоров с ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» совершили руководители муниципальных образовательных учреждений, а не должностные лица администрации города Бердска.

      Во-вторых, вывод прокурора о причинении ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» материального ущерба не имеет никакого правового значения для квалификации действий Мухамедова В.И. по части 1 ст. 169 УК РФ, поскольку диспозиция этой статьи УК РФ не содержит в себе такого признака как причинение ущерба. Причинение крупного ущерба (на сумму более полутора миллионов рублей) имеет правовое значение лишь для квалификации действий виновного по части 2 ст. 169 УК РФ, диспозиция которой содержит такой признак как «причинение крупного ущерба». 

       В-третьих, никакого материального ущерба ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» действиями Мухамедова В.И., Казаковой Е.И., Яковлева А.В. и Машукова В.А. причинено не было. Вывод прокурора о наличии материального ущерба этим организациям противоречит закону. Это подтверждается следующими доводами.

 По своей правовой природе договоры по сбору и вывозу твердых бытовых отходов, которые ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» имели с муниципальными образовательными учреждениями и учреждениями культуры, являются договорами возмездного оказания услуг. Это, прежде всего, следует из данных договоров, в каждом из которых в разделе «Предмет договора» указано, что сбор и вывоз твердых бытовых отходов является услугой. Эти услуги, согласно договорам, оказывается Исполнителем Заказчику на возмездной основе.

   То обстоятельство, что эти договоры являются именно договорами возмездного оказания услуг, подтверждается и ОК 002-93 Общероссийским классификатором услуг населению (ОКУН) (с изменениями NN 1-12), утвержденным Постановлением Госстандарта России от 28.06.1993 N 163, согласно которому сбор твердых и жидких бытовых отходов (позиция 041111), а также  вывоз твердых и жидких бытовых отходов (позиция 041112), отнесены к жилищно-коммунальным услугам (позиция 040000).  

     То, что  ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена», собирая и вывозя твердые бытовые отходы, оказывали именно услуги муниципальным образовательным учреждениям, подтверждается и Постановлением Правительства РФ от 10.02.1997 № 155 (с изменениями на 01.02.2005), которым утверждены «Правила предоставления услуг по вывозу твердых и жидких бытовых отходов». То есть, Правительство РФ данный вид деятельности также рассматривает именно как услуги.  Данные Правила приняты в соответствии с Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей" и регулируют отношения между потребителями и исполнителями в сфере оказания услуг по вывозу твердых и жидких бытовых отходов. Однако в данном уголовном деле они применяться непосредственно не могут, т.к. регулируют отношения с участием граждан; в нашем же случае, речь идет об отношениях юридических лиц.

  Отношения же юридических лиц по сбору и вывозу твердых бытовых отходов, являясь отношениями возмездных услуг, регулируются главой 39 Гражданского кодекса РФ. В частности, статьей 779 ГК РФ установлено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги; правила главы 39 ГК РФ применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 ГК РФ.

 Статьей 782 ГК РФ установлено, что Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов; Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

   Таким образом, Заказчик вправе в любое время отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Данное правило закреплено императивной нормой и не может быть изменено договором. Право заказчика на отказ следует рассматривать как безусловное. Соглашение сторон, устанавливающее особый порядок одностороннего отказа либо предусматривающее неустойку (штраф) за подобный отказ, является недействительным (см., например, постановление ФАС Московского округа от 5 мая 2004 года N КГ-А40/2972-04). Единственным последствием отказа заказчика является его обязанность возместить исполнителю фактически понесенные последним необходимые расходы, связанные с приготовлением к оказанию услуги (см. п.2 информационного письма Президиума ВАС от 21 декабря 2005 года N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств"). 

Пунктом 1 ст. 400 ГК РФ установлено, что по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

В силу пункта 4 статьи 421 Гражданского кодекса условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

 

 При этом пунктом 1 статьи 782 ГК РФ установлено, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

 Таким образом, пунктом 1 статьи 782 ГК РФ установлена ограниченная ответственность заказчика при отказе от исполнения договора возмездного оказания услуг. Заказчик вправе в любое время отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю лишь фактически понесенных им расходов. Данное правило закреплено императивной нормой и не может быть изменено договором. Право заказчика на отказ следует рассматривать как безусловное. Соглашение сторон, устанавливающее особый порядок одностороннего отказа либо предусматривающее неустойку (штраф) или взыскание упущенной выгоды за подобный отказ, является недействительным. Законом не предусмотрено в качестве последствий расторжения заказчиком договора на оказание услуг возмещение им убытков в виде неполученных доходов исполнителю. Включение такого условия в договор  было бы недействительным, т.к. этот противоречило бы вышеприведенному законодательству. Кстати, ни в одном расторгнутом договоре такое условие и не содержалось.

Это подтверждается и многочисленной судебной практикой применения пункта 1 ст. 782 ГК РФ (см., например, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 5 мая 2004 года N КГ-А40/2972-04, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 февраля 2003 г. N КГ-А40/17-03, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 11292/11, п.2 Информационного письма Президиума ВАС от 21 декабря 2005 года N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств" и др.). 

Поэтому вывод следователя и прокурора о том, что расторжением договоров ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» причинен материальный ущерб, выраженный в соответствии со ст. 15 ч. 2 ГК РФ в упущенной выгоде: ООО «Чистый город-7» в сумме 277 826 руб. 67 коп. и ООО «Вербена»  в сумме 173 783 руб. 29 коп., является заведомо неправильным и противоречит пункту 1 ст. 400, п. 4 ст. 421, статьям  779 и 782 ГК РФ.  

Таким образом, следователь, а за ним и прокурор, незаконно вменяют в вину Мухамедову В.И. причинение убытков в виде упущенной выгоды  ООО «Чистый город-7» в сумме 277 826 руб. 67 коп. и ООО «Вербена»  в сумме 173 783 руб. 29 коп.

Кстати, в статье 15 ГК РФ, на которую ссылаются следователь и прокурор и которая регулирует возмещение убытков, под убытками, с одной стороны, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), с другой стороны, неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Между тем, следователь и прокурор незаконно отождествляют понятия «ущерб» и «упущенная выгода».

                Также прокурор, обосновывая обвинение Мухамедова В.И. по ч. 1 ст. 169 УК РФ, утверждает, что его действия наряду с незаконным вмешательством в деятельность муниципальных образовательных учреждений ограничили самостоятельность этих муниципальных образовательных учреждений. Развивая свою мысль, прокурор утверждает, что действиями Мухамедова В.И. была «ограничена самостоятельность юридических лиц – муниципальных образовательных учреждений… в заключение гражданско-правовых договоров от имени Учреждения». Хочу обратить внимание суда на то, что последняя процитированная мной фраза прокурора является бессмысленной: от имени Учреждения договор может заключать только его представитель: руководитель Учреждения или иное лицо, действующее по доверенности. Само же Учреждение заключает договор от своего имени. Поэтому юридическое лицо - Учреждение не может заключить договор от имени Учреждения.   

                Полагаю, утверждение прокурора об ограничении Мухамедовым В.И. самостоятельности юридических лиц также является необоснованным. Это подтверждается следующими доводами.

                 Ограничение самостоятельности в заключении гражданско-правовых договоров означает, что субъект договора лишается реальной возможности заключить договор. Например, ч. 2 ст. 651 ГК РФ предусмотрено, что договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации; в случае, когда регистрирующий орган незаконно отказывает в государственной регистрации названного договора аренды, можно утверждать об ограничении самостоятельности субъектов договора в заключении договора.

               Кроме того, ограничить юридическое лицо в праве самостоятельно заключать гражданско-правовые договоры могут только строго определенные лица; например, учредители юридического лица, которые обладают правом вносить изменения и дополнения в Устав юридического лица, ограничивая права юридического лица; государственный лицензирующий орган, который может отказать в выдаче лицензии на занятие определенными видами деятельности, что, в свою очередь, влечет лишение возможности заключать определенные гражданско-правовые договоры; суд, который может принять решение о приостановлении деятельности юридического лица, об отзыве лицензии  и т.п.  

              Между тем, в ходе судебного разбирательства дела отдельные уже допрошенные в качестве свидетелей руководители фигурирующих в деле муниципальных учреждений показали, что они не расторгли ранее заключенные договоры с ООО «Вербена» или ООО «Чистый город-7», несмотря на наличие письма Яковлева А.В.; другие пояснили, что, получив письмо Яковлева А.В., они действовали по своей воле и в своих интересах, расторгая договоры на оказание услуг с ООО «Вербена» или ООО «Чистый город-7» и заключая договоры с МУП «Спецавтохозяйство».

           Необходимо отметить, что сами по себе письма руководителя МКУ «Управление образования и молодежной политики» Яковлева А.В. от  17.01.2012 и от 19.01.2012, адресованные руководителям муниципальных образовательных учреждений, никак не ограничивали самостоятельность муниципальных образовательных учреждений на заключение гражданско-правовых договоров, т.к. из-за отсутствия у Яковлева А.В. соответствующих полномочий они не отменяли и не изменяли объем полномочий образовательных учреждений, закрепленных в их Уставах и в других нормативно-правовых документах.

           Поскольку Яковлев А.В. не имел права (по Уставу, по своему трудовому договору, по должностным инструкциям) направлять какие-то указания муниципальным учреждениям о заключении и расторжении договоров, то это его указание равносильно тому, что такое бы указание дал муниципальному учреждению человек с улицы. Оно юридически ничтожно и не влечет никаких последствий для муниципальных учреждений. Соответственно, письма Яковлева А.В. от 17.01.12 и от 19.01.12  не имеют юридической силы из-за отсутствия у Яковлева А.В. соответствующих полномочий и не ограничивают самостоятельность юридических лиц – муниципальных учреждений на заключение договоров.

            Более того, как отмечено выше, отдельные учреждения не выполнили требования письма Яковлева А.В. от 17.01.12, не расторгли договоры с ООО «Вербена» и ООО «Чистый город-7»; другие указали, что это письма Яковлева А.В. соответствовали правам и законным интересам их учреждений, соответственно, договоры с МУП они заключили по своей воле, права и законные интересы их учреждений не пострадали.

                Отдельные руководители муниципальных учреждений, кто расторг договоры с ООО «Вербена» или ООО «Чистый город-7» и заключили аналогичные договоры с МУП «Спецавтохозяйство», поясняют, что договоры они расторгли из-за опасения, что неисполнение письма  Яковлева А.В. могло повлечь за собой снижение им надбавок к окладу, неудовольствие начальства, какие-то личные для них неприятности (при этом ни одного случая такого последствия в обвинении не приведено!).

            Однако личные права и законные интересы руководителей тех муниципальных учреждений, которые расторгли договоры с ООО «Вербена» и ООО «Чистый город-7» под влиянием Яковлева А.В., никакого отношения не имеют к правам и законным интересам возглавляемых ими учреждений.  Тем более, что следствием нарушение интересов граждан – руководителей муниципальных образовательных учреждений в вину Мухамедову В.И. не вменялось.

            В чем же выразилось нарушение прав и законных интересов муниципальных учреждений, следователь кроме общей фразы – ограничена самостоятельность в заключении договоров, не указал. Между тем, как отмечено выше, это право муниципальных учреждений Яковлев А.В. не ограничил и не мог ограничить в силу отсутствия у него соответствующих полномочий: это право было у муниципальных учреждений и до писем Яковлева А.В., сохранилось оно в неизменном виде и после издания Яковлевым А.В. писем от 17.01.2012 и от 19.01.2012.              

О том, что обвинение в данной части не законно, указывает и то обстоятельство, что все 32 муниципальных учреждения, перечисленные в обвинении, права и законные интересы которых по выводам следователя и прокурора нарушил Мухамедов В.И., не признаны потерпевшими по уголовному делу.

  Так или иначе, руководители этих учреждений самостоятельно принимали решения о расторжении договоров с ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» и заключении договоров с  МУП «СпецАвтоХозяйство»: они сами лично расторгли договоры с ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» и заключили новые договоры с  МУП «СпецАвтоХозяйство» (им никто не угрожал какими-то неблагоприятными последствиями в случае, если бы они не стали расторгать договоры с ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» и заключать договоры с  МУП «СпецАвтоХозяйство»). Это, кстати, подтверждается свидетельскими показаниями, данными в ходе судебного следствия свидетелями Кнауб Н.Н., Рябцевой Т.П., Мысак В.А., Кравченко Т.А., Деминой И.М., Родиной З.Н., которые пояснили, что договоры с ООО «Чистый город-7» и ООО «Вербена» и с  МУП «СпецАвтоХозяйство» они заключали и расторгали по своей воле и в интересах возглавляемых ими образовательных учреждений.

  Таким образом, никакого ограничения самостоятельности муниципальных общеобразовательных учреждений «в заключение гражданско-правовых договоров от имени Учреждения» не было и нет.

   Также прокурор, озвучивая обвинение Мухамедову В.И. по ч. 1 ст. 169 УК РФ, утверждает, что его действиями нарушены «охраняемые законом интересы общества и государства в области конституционного обеспечения свободы договора, предпринимательства и недопущения ограничения конкуренции в Российской Федерации». Звучит, конечно, громко и пафосно, но обвинение Мухамедову В.И. в этой части, во-первых, вообще не конкретизировано; а  во-вторых, если его попытаться конкретизировать, можно прийти только к одному выводу: что в действиях должностных лиц администрации города Бердска, допустивших нарушение статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции», содержится лишь административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 1 ст. 14.9 КоАП РФ. 

Теперь хотелось бы коснуться вопроса доказанности действий, которые инкриминируются Мухамедову В.И. в вину по второму эпизоду.

      Обвинение Мухамедову В.И., прежде всего, строится на том, что он, будучи первым заместителем главы администрации города Бердска Новосибирской области, вправе был давать обязательные для исполнения указания (поручения) другим заместителям главы администрации города, в том числе, Казаковой Е.И.

       В обоснование данного вывода следователь и прокурор ссылаются на наличие у Мухамедова В.И. как первого заместителя главы администрации города Бердска полномочия «координировать деятельность заместителей главы администрации и управляющего делами администрации». Данным полномочием первый заместитель главы администрации города Бердска был наделен согласно Приложению № 1 «Распределение обязанностей по исполнению полномочий администрации города Бердска по решению вопросов местного значения» к Распоряжению главы администрации города Бердска № 76-р от 02.09.2011 «О распределении обязанностей по исполнению полномочий администрации города Бердска по решению вопросов местного значения в новой редакции».

  Ссылаясь на данное полномочие, прокурор, прежде всего, прибег к собственному, искаженному толкованию слов «координация», «координировать». Так, пытаясь обосновать свою позицию, он попытался применить общепринятое значение слова координация, сославшись на толковый словарь Ожегова С.И. и заявив в прениях, что «координация - это согласование какого-либо действия, установления целесообразного соотношения между какими-либо действиями; в принципе понятие координация - оно многостороннее и одним из синонимов слова координация является управление, организация».

Данное утверждение прокурора не выдерживает никакой критики, поскольку, во-первых, в словаре Ожегова нет слова «координация», есть лишь слово «координировать». Во-вторых,  в толковании Ожеговым этого слова нет ни слова об управлении! Вот его определение -КООРДИНИРОВАТЬ, -рую, -руешь; -анный; сов. и несов., что и что с чем (книжн.). Согласовать (-вывать), установить (-навливать) целесообразное соотношение между какими-н. действиями, явлениями. (Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений/РАН Институт русского языка им. В.В. Виноградова, М. 1999-944 стр. а также в сети Интернет  http://www.ozhegov.org/words/13136.shtml)

Также если обратиться к другим словарям, то видно:

КООРДИНАЦИЯ - (от лат. со - совместно и ordinatio - упорядочение) - англ. coordination; нем. Koordination - форма  социального  взаимодействия (в группе, коллективе,  организации и т. д.), участники которого занимают равное положение, где нет отношений подчинения или превосходства в отличие от субординации (http://www.slovari-online.ru/word/).

 Можно сказать, слова «координация» и «субординация» являются антонимами, а не синонимами.

  Необходимо отметить и то, что прокурор нарушает правила толкования нормативных правовых актов в данном случае. К общепринятому значению того или иного слова, фразы в нормативно-правовом акте можно прибегать лишь в том случае, если отсутствует правовое определение того или иного слова или официальное (аутентичное) толкование нормативного правового акта. Между тем, к уголовному делу по ходатайству стороны защиты приобщено распоряжение Главы администрации города Бердска № 157-р от 02.10.2012 «Об официальном (аутентичном) толковании муниципального правового акта», в котором дано официальное (аутентичное) толкование полномочия первого заместителя главы администрации города Бердска «координировать деятельность заместителей главы администрации и управляющего делами администрации». Поскольку данный правовой акт официального толкования в установленном законом порядке не изменен и не отменен, суд обязан учитывать его при решении вопроса об объеме полномочий Мухамедова В.И. по должности первого заместителя главы администрации города Бердска. Из данного официального толкования полномочия первого заместителя главы администрации города Бердска «координировать деятельность заместителей главы администрации и управляющего делами администрации» следует, что первый заместитель главы администрации города при осуществлении данного полномочия не в праве давать поручения (указания) другим заместителям главы администрации города. То обстоятельство, что распоряжение Главы администрации города Бердска № 157-р от 02.10.2012 издано после увольнения Мухамедова В.И., правового значения не имеет, т.к. официальное (аутентичное) толкование может касаться как действующих нормативно-правовых актов, так и актов, утративших силу. И это правильно, поскольку утратившие силу нормативно-правовые акты регулируют прошлые отношения, являющиеся, в частности, предметом исследования и по настоящему уголовному делу.

 В своих показаниях в суде Мухамедов В.И. в обоснование своей позиции о том, что полномочие «координировать деятельность заместителей главы администрации и управляющего делами администрации» не предполагает наличие у первого заместителя главы администрации города права давать указания (поручения) другим заместителям главы администрации города, сослался в качестве примера на статью 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и пункт 4 Указа Президента РФ от 18.04.1996 № 567, которым утверждено «Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью». Согласно данным правовым актам Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью; при этом координация деятельности правоохранительных органов осуществляется на основе равноправия и самостоятельности участников координационной деятельности.  Данный пример Мухамедов В.И. привел лишь для того, чтобы всем стал понятен смысл словосочетания «координировать деятельность». Но, когда прокурор не хочет видеть очевидного, никакие доводы не помогают. Поэтому прокурор в своей речи заявил о том, что  Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и Указ Президента РФ от 18.04.1996 № 567 не распространяются на деятельность органов местного самоуправления. Но ведь никто и не говорил о том, что данный закон и Указа Президента РФ распространяются на деятельность органов местного самоуправления.

 

    Прокурор пошел дальше и в своей речи в обоснование наличия у первого заместителя главы администрации города Бердска Мухамедова В.И. права давать обязательные для исполнения указания (поручения) другим заместителям главы администрации города Бердска сослался на якобы существовавшую в администрации города Бердска практику. Безусловно, это «новация» в области административного права. Такое утверждение, конечно, может высказать обыватель, но не юрист. В административном праве действует принцип: «все, что не разрешено, запрещено». Права должностных лиц в органах местного самоуправления определяются не сложившейся практикой, а исключительно правовыми нормами. Практика, которая противоречит правовым нормам на этот счет – это не полномочия; это - нарушение полномочий.     

Полномочия должностных лиц органов местного самоуправления, в том числе полномочия Мухамедова В.И., определяются только законом, должностными инструкциями и иными правовыми актами. При этом не имеет никакого правового значения, кто и что думает или считает по поводу объема полномочий того или иного должностного лица, в том числе, по поводу полномочий Мухамедова В.И. Это, в частности, касается утверждений свидетелей Казаковой Е.И. и Москвиной Н.Н. об объеме полномочий первого заместителя главы администрации города Бердска Мухамедова В.И.

В этой связи хотелось бы обратиться и к руководящим разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ. Так, пунктом 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 разъяснено, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт). Прошу обратить внимание на то, что в данном руководящем разъяснении Пленума Верховного Суда РФ нет ничего о том, что объем полномочий должностного лица может определяться на основании какой-то сложившейся практики.

     Кстати, в отношении директора МКУ «Управление образования и молодежной политики» Яковлева А.В. первый заместитель главы администрации города Бердска Мухамедов В.И. также не обладал полномочием давать обязательные для исполнения указания (приказы); таким полномочием в отношении Яковлева А.В. по распределению  обязанностей обладала заместитель главы администрации города Бердска Казакова Е.И.

 

    Далее. Обвинение Мухамедову В.И. строится на том, что он якобы в один из дней января 2012 года, будучи первым заместителем, дал устное указание заместителю Казаковой Е.И. расторгнуть муниципальным образовательным учреждениям договоры на сбор и вывоз твердых бытовых отходов с  ООО «Вербена» и ООО «Чистый город-7» и заключить такие договоры с МУП «Спецавтохозяйство», которая исполнила это указание, якобы для нее обязательное. 

     Данный вывод стороной обвинения сделан исключительно на основе показаний заинтересованного свидетеля Казаковой Е.И., в отношении которой следователь, полагаю, незаконно отказал в возбуждении уголовного дела на основании ч. 1 ст. 42 УК РФ. Вынеся такое постановление, следователь, фактически, заставил Казакову Е.И. говорить то, что она говорила: что Мухамедов В.И. дал ей обязательное для исполнения указание, которое она исполнила.

     Не надо быть большим провидцем, чтобы понимать: постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Казаковой Е.И. на основании части 1 статьи 42 УК РФ является способом давления на нее со стороны следствия. Я думаю, ни у кого не вызывает сомнения то обстоятельство, что Елена Ивановна Казакова не хочет сидеть на скамье подсудимых за то, за что сегодня сидит на скамье подсудимых Мухамедов В.И. Поэтому она, конечно, заинтересованный свидетель по уголовному делу и к ее показаниям суд должен относиться критично. Тем более, что разговор,  который происходил между Казаковой Е.И. и Мухамедовым В.И., был наедине. Казакова Е.И. дает свою интерпретацию этого разговора; Мухамедов В.И. – свою. То есть, налицо ситуация, когда имеет место быть слово против слова.  Как себя ведет Казакова Е.И., можно было убедиться по ее поведению на очной ставке (она, сославшись на болезнь, поспешила завершить ее очную ставку с Мухамедовым В.И., когда ей защитник стал задавать неудобные для нее вопросы); она по нескольку раз меняла свои показания в суде, когда ей стороной защиты задавались неудобные для нее вопросы. Совершенно, очевидно, что Елена Ивановна всеми правдами и неправдами пытается выйти из неприятной для нее ситуации, в которую она попала вместе с Яковлевым А.В.

Кстати, надо отдать должное Яковлеву А.В., который себя в суде вел более последовательно и достойно. Он, фактически, подтвердил показания Мухамедова В.И. Хотя в отношении Яковлева А.В. следователь использовал тот же прием, что и в отношении Казаковой Е.И. – он отказал в возбуждении в отношении него уголовного дела также на основании ч. 1 ст. 42 УК РФ и также поставив его в ситуацию: либо ты говоришь, что тебе дал обязательное для исполнение указание Мухамедов В.И., либо ты сам будешь сидеть на скамье подсудимых.

С правовой точки зрения, отказ следователем в возбуждении уголовного дела в отношении Яковлева А.В. и Казаковой Е.И по ч. 1 ст. 42 УК РФ является, безусловно, незаконным. С общепринятой точки зрения, следователь совершил в отношении Яковлева А.В. и Казаковой Е.И. действия, именуемые шантажом. Он должен был отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Яковлева А.В. и Казаковой     Е.И. за отсутствием в их действиях состава преступления лишь только потому, что в их действиях имеется только состав административного правонарушения, ответственность за которое, как я уже говорил, предусмотрена ст. 14.9 КоАП РФ. 

  Часть 1 статьи 42 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения; уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. При этом в части 2 данной статьи УК РФ закреплено, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях; неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

    Во-первых, как я отметил выше, между Мухамедовым В.И. и Казаковой Е.И., между Мухамедовым В.И. и Яковлевым А.В. отсутствовали отношения подчиненности. Поэтому уже по этой причине следователь, отказывая в возбуждении уголовного дела в отношении Казаковой Е.И. и Яковлева А.В. был не в праве ссылаться на часть 1 статьи 42 УК РФ.

    Во-вторых, возникает вопрос: что такого, в отличие от Казаковой Е.И. и Яковлева А.В., знал Мухамедов В.И. и чего не знали Казакова Е.И.и Яковлев А.В., якобы выполнявшие указание Мухамедова В.И., чтобы следователь и прокурор могли сделать вывод о том, что Казакова Е.И. и Яковлев А.В. не осознавали заведомую незаконность приказа или распоряжения Мухамедова В.И. о расторжении муниципальными образовательными учреждениями договоров с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и заключении таких договоров с МУП «Спецавтохозяйство»?   Да, нет, ничего такого особенного Мухамедов В.И. в отличие от них не знал и не держал «за пазухой». Напротив, Казакова Е.И. и Яковлев А.В., занимая ответственные посты в администрации города Бердска, имея достаточный управленческий опыт, конечно, не могли не осознавать заведомую незаконность приказа (распоряжения) Мухамедова В.И. о расторжении муниципальными образовательными учреждениями договоров с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и заключении таких договоров с МУП «Спецавтохозяйство», если бы такой приказ со стороны Мухамедова В.И. действительно был. Они знали и то обстоятельство, что Мухамедов В.И. в январе 2012 года по распределению обязанностей курировал МУП «Спецавтохозяйство». Более того, в уголовном деле содержится вещественное доказательство, аудиозапись совещания у Яковлева А.В., выполненная неким свидетелем Ивановой М.В., на которую в своем ходатайстве ссылается и расшифровку которой представил Мухамедов В.И. Так вот, из этой аудиозаписи явствует, что Яковлев А.В. хорошо понимал, что он делал, когда убеждал руководителей муниципальных образовательных учреждений расторгнуть договоры с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и заключить такие договоры с МУП «Спецавтохозяйство». Как следует из аудиозаписи, Яковлев А.В. продолжал убеждать руководителей образовательных учреждений на этот счет и после того, как его по этому поводу приглашали в прокуратуру и в антимонопольный орган. Так, объясняя характер своих писем от  17.01.2012 и от 19.01.2012 в адрес образовательных учреждений, он на совещании говорит, дословно, следующее: «Поясню, Александр Дмитриевич, там ситуация такая, Письмо не носило директивный характер, потому что там была фраза рекомендуем. И договоры предоставить до 20 числа, по поводу того, что реестр, не в этом суть вообще. Суть в том, что есть понятие, вернее статья антимонопольного закона, в котором мы не должны входить в сговор, поэтому, чтобы вообще никто не зацепился за эти вещи, мы можем только рекомендовать, понимаете, так оно все и есть, поэтому мы уже у прокуратуре и в  антимонопольную все предоставили».

    Поэтому вывод следователя в обжалуемом постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Казаковой Е.И. и Яковлева А.В. о том, что они не осознавали заведомую незаконность якобы имевшегося приказа (распоряжения) Мухамедова В.И. о расторжении муниципальными образовательными учреждениями договоров с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и заключении таких договоров с МУП «Спецавтохозяйство», является надуманным, немотивированным и необоснованным. Безусловно, этот немотивированный и необоснованный вывод следователь сделал исключительно для того, чтобы не было оснований для применения в отношении Казаковой Е.И. и Яковлева А.В. части 2 статьи 42 УК РФ, в соответствии с которой, по логике обвинения, и они должны нести уголовную ответственность наряду с Мухамедовым В.И.. Для чего следователю понадобилось незаконно отказывать в возбуждении уголовного дела в отношении Казаковой Е.И. и Яковлева А.В. на основании части 1 статьи 42 УК РФ, я пояснил выше.

 

    Поэтому я вслед за Мухамедовым В.И. прошу признать незаконным, необоснованным и немотивированным  постановление от 03 июля 2012 года старшего следователя Искитимского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Новосибирской области  Монаенкова Б.Н., которым он отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Казаковой Е.И. и Яковлева А.В. на основании  ч. 1 ст. 42 УК РФ (т. 5 л.д. 87-95). Но прошу об этом не для того, чтобы привлечь их к уголовной ответственности. Следователь незаконно отказал в возбуждении в отношении них уголовного дела за отсутствием в их действиях состава преступления на основании ч. 1 ст. 42 УК РФ, в то время как в их действиях отсутствует состав преступления по другой причине – в их действиях есть лишь административное правонарушение, о чем я говорил выше.

 

     Хотелось бы также дать оценку некоторым доказательствам по второму эпизоду обвинения Мухамедову В.И.

 

      Прежде всего, давая оценку показаниям Мухамедова В.И. по второму эпизоду предъявленного ему обвинения, хочу отметить то, что он достаточно подробно привел возражения против предъявленного ему обвинения. Его показания являются полными, последовательными. Я не буду цитировать его показания, поскольку они в письменном виде приобщены к протоколу судебного заседания.

 

      Прокурор в своей речи предложил суду не принимать во внимание вещественное доказательство, приобщенное к делу следователем по ходатайству стороны защиты – аудиозапись аппаратного совещания от 16.02.2012, которая опровергает показания Казаковой Е.И. и Яковлева А.В. о том, что в этот день Мухамедов В.И. дал Яковлеву А.В. указание о заключении до конца дня муниципальными образовательными учреждениями договоров с МУП «Спецавтохозяйство» на сбор и вывоз твердых бытовых отходов. Правда, при этом прокурор не смог внятно изложить мотивы и доводы, по которым он предлагает суду не принимать во внимание это важное доказательство. Смысл его возражений по этому доказательству сводится, примерно, к следующему: данное доказательство представлено стороной защиты в конце предварительного следствия, не было обнаружено следователем в администрации города Бердска, а потому он сомневается в этом доказательстве.

        Хотелось бы напомнить в связи с этим участникам процесса о том, что процесс в уголовном судопроизводстве в России является состязательным. Сторона защиты наделена правом сбора и представления доказательств по делу. В частности, пунктом 2 части 1 статьи 53 УПК РФ защитнику предоставлено право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 УПК РФ; в свою очередь, частью 3 статьи 86 УПК РФ установлено, что защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

 

2) опроса лиц с их согласия;

 

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

     Аудиозапись аппаратного совещания от 16.02.2012 на CD диске мной была получена по адвокатскому запросу на основании пунктом 2 части 1 статьи 53 и части 3 статьи 86 УПК РФ. CD-диск был осмотрен следователем с составлением протокола осмотра, аудиозапись им была воспроизведена в протоколе осмотра и CD-диск с аудиозаписью постановлением был приобщен следователем к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. Кстати, и Мухамедов В.И., и Яковлев А.В. в ходе предварительного следствия прослушали данную аудиозапись и подтвердили, что это действительно аудиозапись аппаратного совещания от 16.02.2102 и что на аудиозаписи зафиксированы их голоса.

      Понятно, почему это вещественное доказательство не нравится прокурору. Но, Ваша честь, суд не может принимать те или иные доказательства лишь потому, нравятся они или не нравятся суду. Уголовно-процессуальный закон (часть 1 статьи 88 УПК РФ) устанавливает, что каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. При этом частью 2 статьи 88 УПК РФ установлено, что доказательство признается недопустимым лишь в случаях, указанных в части второй статьи 75 УПК РФ. Прокурор в своей речи не привел ни одного основания, перечисленного в части 2 ст. 75 УПК РФ, для того, чтобы признать вещественное доказательство - аудиозапись аппаратного совещания от 16.02.2012, недопустимым доказательством. Не привел прокурор и никаких доказательств относительно того, что данное вещественное доказательство является недостоверным доказательством.

 

        Кстати, данное вещественное доказательство (аудиозапись аппаратного совещания от 16.02.2012) опровергает и показания свидетеля Машукова В.А. на предварительном следствии о том, что 16.02.2012  Мухамедов В.И. на аппаратном совещании дал Яковлеву А.В. указание о заключении до конца дня муниципальными образовательными учреждениями договоров с МУП «Спецавтохозяйство» на сбор и вывоз твердых бытовых отходов. Правда, надо отдать должное Машукову В.А. – он подробно рассказал суду о том, как следователь допрашивал его, как запутывал его во время допроса, как он, Машуков В.А., не соглашался с изложением его показаний в протоколах допроса и следователь дважды рвал составленные протоколы допроса, начинал заново составлять протокол допроса. При составлении следователем третьего протокола Машуков В.А. устал, запутался и подписал этот третий протокол. В ходе судебного следствия Машуков В.А., рассказав это, пояснил суду, что он на самом деле не был на аппаратном совещании 16.02.2012 и поэтому ему ничего не известно о том, кем, кому и какие давались поручения на этом совещании. Также он пояснил в суде, что он под воздействием следователя дал ложные показания в отношении Мухамедова В.И. о том, что тот давал Яковлеву А.В. на аппаратном совещании 16.02.2012 указание о заключении до конца дня муниципальными образовательными учреждениями договоров с МУП «Спецавтохозяйство» на сбор и вывоз твердых бытовых отходов. Кроме того, Машуков В.А. заявил о том, что он готов нести за это уголовную ответственность. Необходимо отметить, что и прокурор, и сторона защиты, и суд очень тщательно исследовали в судебном заседании вопрос о том, был ли Машуков В.А. на аппаратном совещании 16.02.2012, но ни показаниями свидетелей, ни документами подтвердить факт присутствия его на аппаратном совещании не представилось возможным. Никто из допрошенных в суде свидетелей, включая Яковлева А.В., не сказал о том, что Машуков В.А. был на этом аппаратном совещании. В документах администрации города Бердска также отсутствуют сведения о присутствии Машукова В.А. на этом совещании.  

 

Хотелось бы еще немного остановиться на показаниях свидетелей Казаковой Е.И., Яковлева А.В. и Машукова В.А.

 Свидетелем Казаковой Е.И. были даны свидетельские показания в ходе предварительного следствия трижды 25.05. 2012  следователю (т. 2.л.д.172-174) и 11.07.2012 года  (т. 5.л.д.204-205) , а также на очной ставке  и дважды ходе судебного следствия 27.09.2012 года (т. 6.л.д.181-185) . В показаниях в ходе предварительного следствия Казакова Е.И. категорически заявляла, что  «в январе 2012 года (точно дату не помню) в помещении администрации г. Бердска мне Мухамедовым В.И. было дано устное поручение на перезаключение договоров образовательными учреждениями с МУП «САХ» на вывоз мусора», эти показания Казакова подтвердила на очной ставке. В ходе судебного следствия на вопрос суда Казакова Е.И. заявила, что «Мухамедов, скорее всего дал поручение проработать вопрос о перезаключении договоров. Что нужно проработать и подключить для этого юристов» (т. 6.л.д.181-185). При ответе на вопросы суда 15 февраля 2012 года Казакова Е.И. вновь подтвердила показания данные ей в ходе очной ставки.

Также в ходе судебного следствия, Казакова Е.И. подтвердила, что дала поручение Машукову В.А. («Я передала поручение Машукову В.А. для исполнения» т. 6 л.д.183).

В отношении дальнейшего хода исполнения поручения Казакова Е.И. заявила в суде «Мной было передано поручение для исполнения дальше, я не занималась исполнением. Яковлев работал с подсудимым напрямую» (т. 6 л.д.184). В то же время в ходе судебного следствия Яковлев А.В. заявил, что «У меня был куратор – Казакова, с меня раз в неделю требовала, как идут дела о заключении договоров» (т. 6 л.д. 223) Также Яковлев указал, что «помимо совещания он не обращался к Мухамедову В.И.».

Также свидетель Яковлев А.В. указал на то, что от Казаковой Е.И. был запрос о предоставлении списков тех образовательных учреждений, которые не заключили договоры с МУП «Спецавтохозяйство» на сбор и вывоз твердых бытовых отходов.

Свидетель Машуков В.А. на допросе в ходе судебного следствия  (т. 6 л.д. 204-207)  четко указал на то, что «Казакова Е.И. дала поручение об исполнении  ее поручения и о ходе заключения договоров».

 Из допросов Яковлева А.В. и Машукова В.А. следует, что они не общались лично с Мухамедовым В.А. по вопросу расторжения муниципальными образовательными учреждениями договоров с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и по заключению таких договоров с МУП «Спецавтохозяйство». Яковлев А.В. сказал лишь  о том, что он получил указание на этот счет от Мухамедова В.И. на аппаратном совещании 16.02.2012.

 Таким образом, показания Казаковой Е.И. существенно противоречат показаниям Яковлева А.В. и Машукова В.А., которые в ходе судебного заседания в один голос говорили о том, что Казакова Е.И. каждую неделю по нескольку раз требовала от них отчетов о том, как ведется работа по расторжению муниципальными образовательными учреждениями договоров с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и по заключению таких договор с МУП «Спецавтохозяйство». Напротив, Казакова Е.И. в ходе судебного следствия заявила о том, что она передала указание Мухамедова В.И. Машукову В.А. и больше вопросом расторжения муниципальными образовательными учреждениями договоров с частными организациями на сбор и вывоз твердых бытовых отходов и по заключению таких договоров с МУП «Спецавтохозяйство» не занималась. Полагаю, это обстоятельство имеет важное значение для оценки показаний Казаковой Е.И. в целом.

 

       Хотелось бы также остановиться на некоторых моментах обвинительной речи прокурора по второму эпизоду обвинения Мухамедова В.И. В частности, в своей речи прокурор сказал о том, что допрошенный в судебном заседании свидетель Яковлев А.В. подтвердил свои показания,  данные им в ходе предварительного следствия и пояснил, что 15-16 февраля 2012 года  на аппаратном совещании межведомственном совещании присутствовали руководители казенных муниципальных учреждений, а также директоров Родина З.Н., Просолупова, Колмаковой Н.В. и Бикбаевой, Мухамедов В.И. В.И. задал ему вопрос: «Что с МУП «Спецавтохозяйством»?; он пояснил, что процесс идет и договора заключаются, тогда Мухамедов В.И. в приказном порядке потребовал от него, чтобы договоры с МУП «Спецавтохозяйством» были заключены об исполнении соответственно сообщить ему лично, предоставив списки отказавшихся учреждений, после этого представители МУП САХ Шмендель А.Е. стал объезжать директоров образовательных учреждений и подписывать с ними договоры на оказание  услуг, при этом он позвонил из детского сада № 4 и сказал, что Куликова отказывается заключать договор; тогда Яковлев А.В. переговорил с ней и пояснил, что есть жесткое указание Мухамедова В.И. на перезаключение договора с МУП САХ при этом предложил ей самой решать вопрос о заключении договора с ним; также разговор у него был и с Просолуповой.

 Необходимо отметить, что приведенные прокурором показания Яковлева А.В. – это показания, данные им в ходе предварительного следствия. Прокурор предпочел умолчать в своей речи о том, что Яковлев В.А. говорил при допросе его в ходе судебного следствия. Между тем, в ходе судебного следствия (т. 7 л.д. 222-227) Яковлев А.В. А.В. на вопрос обвинения ответил, что: «На совещании Мухамедов В.И. мне задал вопрос о кредиторской задолженности перед КБУ, что счета не вовремя выставляются, как обстоят дела с МУП САХ, я ответил, что мы рассматривали данную возможность. Я доложил, что договоры все заключают и до 17-00 часов, пытались заключить договоры с 6 учреждениями, расценивал как поручение данный вопрос, я сделал выводы, что должен сделать это».

Далее Яковлев В.А. в суде пояснил, что «Казакова Е.И. с меня раз в неделю требовала, как идут дела о заключении договоров».

На вопрос гособвинителя Яковлев В.А.: «Мухамедов В.И. просил предоставить  список образовательных учреждений, не заключивших договоры?», Яковлев А.В. ответил: «Лично не давал поручения».

На вопрос защиты: «по аудиозаписи вы признали, всех указали?», Яковлев А.В. ответил: «Да. В той части, что до 17-00 часов, звучало из моих уст». То есть Яковлев В.А. признал то обстоятельство, что слова о заключении договоров до конца рабочего дня были его словами, а не словами Мухамедова В.И.

Далее, на вопрос защиты: «Помимо совещания вы обращались к Мухамедову В.И.?», Яковлев А.В. ответил: «Нет»

На вопрос защиты: «Казакова Е.И. еще возвращалась к данному указанию?», Яковлев А.В. ответил: «Возвращалась Казакова Е.И. к данному вопросу раза примерно 3-4, минимум»

На вопрос Мухамедова В.И. : «Я лично давал данное указание?» свидетель Яковлев А.В. ответил: «Нет. Я уточняю, что нет. Вы лично мне поручение о предоставлении списков не давали»

На вопрос защитника Шишебарова Г.А. : «16.02.2012 г. На совещании требовали предоставить списки?» Свидетель Яковлев А.В.: «Информация была, а откуда она с совещания или нет, я не помню, давал поручение или нет по спискам, но информация была. От Казаковой, от МУП САХ или может быть Яковлевой Т.В.».

На вопрос прокурора: «Почему исключали, что от Мухамедова В.И. не было?» свидетель Яковлев А.В. ответил, что «я бы от Мухамедова В.И. помнил бы».

Таким образом, в ходе судебного следствия свидетель Яковлев А.В. полностью изменил свои показания в части обстоятельств проведения совещания 16.02.2012 года и каким образом строился его диалог с Мухамедовым В.И. Но прокурор по понятным причинам не хочет этого замечать.

Далее. Прокурор в своей речи заявил о том, что допрошенные в ходе судебного заседания руководители образовательных учреждений Родина З.Н, Просолупова и Колмыкова Н.В., КравченкоТ.А. подтвердили, что именно Мухамедов В.И. на аппаратном совещании давал указание Яковлеву А.В. о необходимости заключить договор с образовательными учреждениями с МУП САХ, поскольку они присутствовали на данном аппаратном совещании. Этот довод в речи прокурора полностью не соответствует действительности.

Так, свидетель Просолупова О.С. допрошенная в суде 02.10.2012 года (т. 6 л.д. 208-211) относительно участия в совещании 16.02.2012 года и роли Мухамедова В.И., заявила: «Мухамедов В.И. задал Яковлеву А.В. вопрос ведется ли работа о заключении договоров между образовательными учреждениями и МУП САХ?» Прокурор уточнил: «Что Яковлев А.В. ответил?». Свидетель Просолупова О.С. : «Кивнул, что ведется». Больше свидетель Просолупова О.С. этого вопроса в своих показаниях не касалась.

Свидетель Кравченко Т.А. на допросе в суде 02.10.2012 года (т. 6. л. д. 213-214) вообще ничего не говорила о Мухамедове В.И. и Яковлеве А.В. на аппаратном совещании. После оглашения ее показаний, данных в ходе предварительного следствия (т. 4 л. д. 172-174), она заявила, что «Некоторые вещи я не согласна, не глядя, подписала, давления не было». Прокурор: «Про аппаратное совещание?». Свидетель Кравченко Т.А.: «Мне ничего не известно. Я протокол не читала, подписала и ушла».

Свидетель Родина З.Н. в ходе допроса в суде 03.12.2012 года  (т. 7 л.д. 36-39) относительно проведения аппаратного совещания 16.02.2012 года сообщила следующее: На вопрос прокурора: «Мухамедов В.И. указание, поручение давал Яковлеву А.В.?», свидетель Родина З.Н. ответила: «Нет, было совещание - информация, я еще договор не заключала, в совещании это было как информация». Прокурор: «Мухамедов В.И. задавал Яковлеву А.В. вопросы о МУП САХ?», свидетель ответила: «Яковлев А.В. предоставил как информация, как вопросы я не помню, переговоры с МУП САХ уже вели они, я не помню».

После оглашения показаний данных свидетелем Родиной З.Н. на предварительном следствии (т. 3. л. д. 25-27) она на вопрос прокурора: «Мухамедов В.И. давал указания, до какого срока заключить договоры с МУП САХ?» ответила: «Я не слышала».

 Свидетель Колмыкова Н.В. в ходе допроса в суде 03.12.2012 года (т. 7 л. д. 39-41) относительно проведения аппаратного совещания 16.02.2012 года вообще ничего не говорила, вопросов относительно аппаратного совещания ей никто не задавал.  

  С учетом изложенного, прошу оправдать Мухамедова В.И. по части 1 статьи 169 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления в его действиях.

 

По первому эпизоду Мухамедову В.И.  инкриминируется то, что  для занятия должности первого заместителя главы администрации города Бердска в подтверждение квалификационного требования - трехлетнего стажа работы по специальности на руководящих должностях, он предоставил в администрацию города Бердска заведомо подложный документ - копию трудового договора от 10.09.2003 без номера о работе по совместительству в ООО «Фирма «Импульс» в должности директора по правовым и экономическим вопросам. При этом изготовление подложного документа (часть 1 статьи 327 УК РФ) Мухамедову В.И. в вину не вменяется.

         По выводам следователя, предоставленная Мухамедовым В.И. копия трудового договора является официальным документом, удостоверяющим юридически значимый факт – стаж работы по специальности на руководящей должности в ООО «Фирма Импульс», а потому предоставляет ему право трудоустройства на должности высшей группы должностей муниципальной службы, а также подтверждает период работы, засчитываемый в общий трудовой стаж.

        В обоснование этого вывода следователь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого ссылается на Определение Конституционного Суда РФ от 16.12.2010 № 1671-О-О, на главу 10 Трудового кодекса РФ и на Постановление Правительства РФ от 24.07.2002 № 555 «Об утверждении Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий», из которых якобы следует, что предоставленная Мухамедовым В.И. копия трудового договора относится к числу официальных документов, которыми можно подтверждать стаж работы по специальности на руководящих должностях для цели трудоустройства на должности высшей группы должностей муниципальной службы, а также для подтверждения периода работы, засчитываемого в общий трудовой стаж.    

          Доводы следователя на этот счет в своей речи подтвердил прокурор.

          Полагаю, обвинение по части 3 статьи 327 УК РФ – использование заведомо подложного документа - Мухамедову В.И. предъявлено незаконно. Это подтверждается следующими доводами.         

          Прежде всего, хочу обратить внимание суда на то, что Мухамедов В.И. в суде дал подробные, исчерпывающие пояснения по первому эпизоду предъявленного ему обвинения, которыми он полностью опровергает предъявленное ему обвинение. Я не буду их цитировать, поскольку они в письменном виде приобщены к протоколу судебного заседания. Прокурор предлагает суду не принимать во внимание показания Мухамедова В.И. по первому эпизоду обвинения, заявляя, что позиция Мухамедова В.И. по этому эпизоду обвинения – защитительная позиция. Но, видимо, прокурор забыл о том, что подсудимый в силу закона находится на стороне защиты и все, что он поясняет в суде – он поясняет в свою защиту. Если встать на позицию прокурора и согласиться с ним по поводу того, что показания подсудимого не надо принимать во внимание, поскольку он говорит в свою защиту, то тогда в уголовном процессе надо вообще отказаться от такого источника доказательств как показания обвиняемого (подсудимого). Очевидно, показания подсудимого можно не принимать во внимание лишь тогда, когда они опровергаются другими доказательствами или хотя бы вступают в противоречие с другими доказательствами. Между тем ни одно из доказательств стороны обвинения не опровергает показания Мухамедова В.И. по первому эпизоду предъявленного ему обвинения. Более того, абсолютно все доказательства, представленные стороной обвинения по этому эпизоду обвинения, подтверждают показания Мухамедова В.И.  Так, Мухамедов В.И. подробно пояснил, когда и как он заключил трудовой договор о работе по совместительству в ООО «Фирма «Импульс», почему за него этой организацией не перечислялись страховые взносы и НДФЛ, почему он не указал в автобиографии и в резюме сведения о работе в ООО «Фирма «Импульс», почему в его трудовой книжке не указаны сведения о работе в ООО «Фирма «Импульс», когда и каким образом он у себя дома создал и сохранил на флэш-карте  файл с трудовым договором с ООО «Фирма «Импульс», когда и как была изготовлена копия его трудового договора с ООО «Фирма «Импульс» и т.д.

      Также прокурор в своей речи предложил суду не принимать во внимание показания свидетелей Антонова А.А., Поповой Л.П., Сувориной О.А., Устиновой Г.В. и Лоскутова С.В., которые в той или иной мере также подтверждают показания Мухамедова В.И. о его невиновности по первому эпизоду обвинения. Полагаю, у суда нет оснований не доверять показаниям названных свидетелей. Но, даже если, взять и просто не принять во внимание их показания, следует прийти к выводу о том, что в уголовном деле все равно отсутствует хотя бы одно доказательство, которое бы опровергало показания Мухамедова В.И. по первому эпизоду обвинения или хотя бы как-то не соответствовало его показаниям.

      Необходимо отметить и то, что обвинение Мухамедову В.И. по первому эпизоду обвинения строилось исключительно на косвенных доказательствах. Все прямые доказательства по первому эпизоду обвинения Мухамедову В.И. свидетельствовали в его пользу. Однако после того, как Мухамедов В.И. дал показания суду в свою защиту, и все косвенные доказательства, которыми сторона обвинения пыталась доказать вину Мухамедова В.И. по ч. 3 ст. 327 УК РФ, стали свидетельствовать в пользу Мухамедова В.И. 

      Это, что касается вопроса доказанности предъявленного Мухамедову В.И. обвинения по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

        Хотелось бы также остановиться еще на некоторых материально-правовых аспектах предъявленного Мухамедову В.И. обвинения по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

          Какой-либо документ может признаваться официальным лишь в том случае, если он обладает свойством допустимости его в качестве доказательства того или иного юридически значимого обстоятельства, влекущего за собой возникновение права или освобождение от обязанности. Данное свойство у того или иного документа возникает не само по себе и не по чьему-то желанию или хотению. Оно (свойство допустимости документа) может возникать лишь в силу нормативно-правового установления. Это следует, в частности, из того, что объектом посягательства преступления, предусмотренного статьей 327 УК РФ, является установленный порядок управления (глава 32 УК РФ). Как известно, порядок управления устанавливается соответствующими нормативно-правовыми актами.

            В качестве примера можно сослаться на пункт 5 статьи 7 Закона Новосибирской области от 30 октября 2007 г. N 157-ОЗ "О муниципальной службе в Новосибирской области", где установлено, что основным документом, подтверждающим стаж муниципальной службы муниципального служащего, является трудовая книжка установленного образца; в случаях, когда в трудовой книжке содержатся неправильные или неточные сведения, которые являются основанием для подтверждения периодов службы (работы), включаемых в стаж муниципальной службы муниципального служащего, в трудовую книжку вносятся изменения в порядке, предусмотренном Правилами ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2003 года N 225 "О трудовых книжках"; в случаях, когда в трудовой книжке отсутствуют записи, подтверждающие стаж муниципальной службы муниципального служащего, стаж подтверждается на основании представленных архивных справок с приложением копий документов о назначении и освобождении от должности, подтверждающих периоды службы (работы) в должностях, которые включаются в этот стаж.

            В то же время, ни Определение Конституционного Суда РФ, ни Трудовой кодекс РФ, ни  Постановление Правительства РФ от 24.07.2002 № 555, на которые следователь ссылается в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, не называют копии трудовых договоров в качестве официальных документов для подтверждения квалификационного требования 3-летнего периода работы в руководящей должности для занятия должности заместителя главы администрации муниципального образования.

В частности, пунктом 6 «Правил
подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24.07.2002 № 555, установлено, что
в подтверждение периодов работы принимаются письменные трудовые договоры, оформленные в соответствии с трудовым законодательством, действовавшим на день возникновения соответствующих правоотношений. Ни о каких копиях трудовых договоров в данном Постановлении Правительства РФ не сказано. Также не относит копии трудовых договоров к числу допустимых доказательств периода (стажа) работы и Трудовой кодекс РФ. 

        Необходимо отметить, что для цели подтверждения квалификационных требований претендента на высшую должность в муниципальной службе  применительно к Закону НСО «О муниципальной службе в Новосибирской области» нет каких-то специальных правовых норм, устанавливающих перечень допустимых документов, подтверждающих период (стаж) работы. Поэтому на этот счет должны применяться общие нормы, содержащиеся в Трудовом кодексе РФ.

 

Так, частью первой статьи 66 Трудового кодекса РФ установлено, что  основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника является трудовая книжка установленного образца. Лишь в одном случае (часть 2 статьи 309 Трудового кодекса РФ) трудовой договор признается документом, подтверждающим период работы, когда он заключен в письменной форме с работодателем - физическим лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем. Кстати, и в этом случае речь также идет о письменном трудовом договоре, а не о его копии. 

С учетом изложенного, поскольку сама по себе копия трудового договора в соответствии с законодательством (установленным порядком управления) не отнесена к числу документов, которыми можно подтверждать трудовую деятельность и период работы для цели занятия муниципальной должности, она не может признаваться официальным документом. Полагаю, и по этой причине в  действиях Мухамедова В.И. отсутствует состав преступления, предусмотренный частью 3 статьи 327 УК РФ.

Далее. Использование заведомо подложного документа предполагает его предъявление соответствующим государственным, муниципальным органам, должностным лицам, гражданам в целях получения определенных прав или освобождения от каких-либо обязанностей. Постановление Правительства РФ № 555 от 24.07.2002, на которое ссылается следователь в обвинении, определяет порядок подсчета и подтверждения страхового стажа только для цели установления трудовых пенсий. Документы для этих целей должны предоставляться в Пенсионный Фонд РФ. Поэтому только в случае предоставления в Пенсионный Фонд РФ подложных документов, допускаемых по этому Постановлению Правительства РФ в качестве доказательств, подтверждающих страховой стаж, может иметь место использование подложного документа.  Между тем, в Пенсионный Фонд РФ копия трудового договора, которую следователь считает подложной, Мухамедовым В.И. не передавалась. 

В то же время предоставление Мухамедовым В.И. копии этого трудового договора в администрацию города Бердска в соответствии с действующим законодательством не могло повлечь и не повлекло возникновение у Мухамедова В.И. каких-либо прав или освобождение его от каких-либо обязанностей, в том числе, не повлекло и не могло повлечь право на занятие должности заместителя главы администрации города Бердска.

Следовательно, и по этой причине в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный частью 3 статьи 327 УК РФ.

Необходимо также отметить, что имеющаяся в уголовном деле копия трудового договора сама по себе не подтверждает период (стаж) работы Мухамедова В.И. в должности директора по правовым и экономическим вопросам ООО «Фирма «Импульс», т.к. из него можно лишь понять, когда и на какой срок он был заключен сторонами, но нельзя понять – сколько дней, месяцев и лет Мухамедов В.И. проработал по этому договору. В то же время вывод о фиктивности отсутствующего в уголовном деле трудового договора следователь сделал на том основании, что Мухамедов В.И. по нему фактически не работал, а работодатель по трудовому договору не выполнял в отношении Мухамедова В.И. обязанности налогового агента и не уплачивал за него соответствующие страховые взносы. Однако это не может свидетельствовать о фиктивности трудового договора, т.к. он в указанное в нем время мог быть подписан сторонами, но не исполнялся в полном объеме; мог быть прекращен уже на следующий день, через неделю, через месяц, через полгода и т.д. после его заключения. И так далее, и тому подобное. Мухамедов В.И. дал подробные пояснения по поводу того, как и при каких обстоятельствах был заключен данный трудовой договор, как он по нему работал. Его показания на этот счет не опровергнуты никакими доказательствами.

  Из постановления о привлечения в качестве обвиняемого также видно, что при устройстве на работу на должность первого заместителя главы администрации города Бердска копию трудового договора о работе в ООО «Фирма «Импульс» Мухамедов В.И. не предоставлял, т.е. был принят и назначен на высшую муниципальную должность без этой копии трудового договора. Соответственно, трудовой договор с ним по должности  заместителя главы администрации был заключен без копии трудового договора о его работе в ООО «Фирма «Импульс». Это также опровергает вывод следователя об использовании подложного документа Мухамедовым В.И. - копии трудового договора  о работе в ООО «Фирма «Импульс» для занятия должности заместителя (первого заместителя) главы администрации города Бердска.       

   Далее. В уголовном деле (т. 1 л.д. 16-17) имеется представление прокурора города Бердска Новосибирской области от 30.08.2011 № 2-351в-11 относительно незаконности приема Мухамедова В.И. на должности заместителя и первого заместителя главы администрации города Бердска Новосибирской области и ответ Главы города Бердска на это представление (т. 1 л.д. 18-20). Из ответа Главы города следует, что Мухамедов В.И. имел необходимый стаж руководящей работы (более 3 лет) для занятия  должностей заместителя и первого заместителя главы администрации города Бердска. К ответу Главы города Бердска на представление прокурора приложены документы, подтверждающие наличие у Мухамедова В.И. необходимого стажа руководящей работы в должностях председателя совета ТОС «Шевченковский», главного редактора СМИ газета «Окрестности Новосибирска», руководителя Новосибирского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Коммунисты России», руководителя новосибирского отделения Межрегионального общественного движения «Движение против рака» и другие. Наличие у Мухамедова В.И. необходимого 3-летнего стажа руководящей работы в перечисленных должностях также опровергает вывод следствия об использовании Мухамедовым В.И. копии заведомо подложного документа (трудового договора)  для занятия  должностей заместителя и первого заместителя главы администрации города Бердска.   

     И последнее по первому эпизоду. Диспозиция ст. 327 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за использование заведомо подложного документа, а не его копии. Между тем, сам документ – трудовой договор, в уголовном деле отсутствует. Таким образом, Мухамедов В.И. привлекается к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ за действия, которые не соответствуют диспозиции ст. 327 УК РФ.

       С учетом этого, прошу также оправдать Мухамедова В.И. по ч. 3 ст. 327 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

        И последнее. Сторона защиты (Мухамедов В.И. и защитник Медведев А.А.) заявляла ходатайства о вынесении частного определения по уголовному делу в адрес руководителя СУ СК России по Новосибирской области в связи нарушениями закона, допущенными следователями при производстве следственных и иных процессуальных действий по уголовному делу. Я полностью поддерживаю их ходатайства на этот счет и также прошу вынести частное определение в адрес руководителя СУ СК России по Новосибирской области.

Несколько

Несколько тысяч подписей бердчан плюс пару шевствий были бы значительно более убедительными для суда. Надеюсь, вы это в газету помещать не будете, читать очень тяжело. Для того, что бы понять, насколько невиновен Мухамедов, не надо столько писанины, нужно только объяснить мотивы сторон.

Законы?

Да ср$ла наша мафия на все законы как те что были и есть, так и те что еще будут. И на дух и на букву ...

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Допускаются только следующие теги HTML: <a><p> <b> <br> <code> <dd> <del> <div> <dl> <dt> <em> <i> <img> <h2> <h3> <h4> <h5> <li> <ol> <u> <ul> <small> <span> <strike> <strong> <table> <td> <tr> <th> <blockquote> <quote>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Если ты не робот - разгадай
  _              __  __     _              ____  
| | _ __ ___ \ \/ / / \ _ __ / ___|
| | | '_ ` _ \ \ / / _ \ | '_ \ \___ \
| | | | | | | | / \ / ___ \ | | | | ___) |
|_| |_| |_| |_| /_/\_\ /_/ \_\ |_| |_| |____/
Какие буковки написаны???