Пропустить навигацию.

На безымянной высоте

Вот запись песни "На безымянной высоте":

Л. Барашков - На безымянной высоте

Здесь поётся не о трёх, а о двух оставшихся в живых.

История подвига

В основе знаменитой песни Вениамина Баснера и Михаила Матусовского "На безымянной высоте" лежит бой, произошедший 13-14 сентября 1943 г. на высоте 224.1 у посёлка Рубежанка Куйбышевского района Калужской области. Тогда восемнадцать наших земляков-новосибирцев, все - члены или кандидаты в члены ВКП(б), целую ночь сдерживали атаки многократно превосходящих сил немцев, уничтожив более сотни гитлеровцев. В живых осталось лишь двое бойцов, а не трое, как поётся в самом известном варианте песни.

"Осенью 1943 года 718-й полк 139-ой дивизии с боями продвигался на запад, ежедневно освобождая по несколько населенных пунктов. Господствующая высота с отметкой 224,1, к которой подходил с боями полк, приобретала большое значение. Ее склон, обращенный к наступающим, был пологим, очень длинным и открытым, а местность в сторону противника с гребня высоты хорошо просматривалась километров на 8-10. Для врага отдать высоту означало отступить за Десну, к Рославлю, так как больше по-настоящему закрепиться было негде. Высота 224,1 являлась важным опорным пунктом гитлеровских войск. За глубину, разветвленность, насыщенность огневыми средствами и инженерными сооружениями фашисты назвали ее «валом».

Высоту решили брать ночью, так как ночной бой лишал противника многих преимуществ и позволял компенсировать недостаток людей, техники и артиллерии. Было решено создать ударную группу, задачей которой было внезапным ударом прорваться на высоту и обеспечить наступательные действия других подразделений полка. В состав группы вошли 18 добровольцев особого коммунистического отряда из Сибири под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина. Радиопозывным этой группы смельчаков было слово «Луна».

14 сентября 1943 года группа направилась на выполнение задачи. Солдаты неслышно подошли к передней линии обороны противника, но были обнаружены. Пришлось вступить в бой. Противник был выбит из первой траншеи. Натиск сибиряков оказался таким мощным и неожиданным, что гитлеровцы растерялись, а когда начали приходить в себя, смельчаки уже заняли высоту. Однако следовавшая за группой рота не смогла соединиться: ее отсекли с флангов сильным огнем. Восемнадцать сибиряков оказались в огненном кольце. Начался неравный бой. Всю ночь на высоте гремели взрывы гранат, трещали автоматы, светились и падали ракеты. Враг вызва подмогу авиацию, л наартиллерию. До трехсот гитлеровцев не раз ходили в контратаку, что бы смять группу Порошина, но откатывались назад, оставляя десятки убитых и раненых. Из 18-ти бойцов, только двое, всего лишь двое остались в живых — сержант Константин Власов и рядовой Герасим Лапин. Раненые и контуженные, они чудом спаслись — Власов попал в плен, оттуда бежал к партизанам ; Лапин был найден нашими наступающими бойцами среди трупов — пришел в себя, оправился от ран и вновь воевал в составе 139-ой дивизии.

Утром наши войска овладели высотой. Среди множества немецких трупов лежали наши герои. И те, кто видел это, сделали в книге боевой истории дивизии запись, которая кончалась словами: «Даже умирая, наши герои делали шаг вперед. Все они лежали головой на запад. Смерть была бессильна прервать их могучее движение»." (http://dic.academic.ru)

Из воспоминаний подполковника запаса, бывшего редактора газеты Рославльской Краснознаменной Ордена Суворова 139-ой стрелковой дивизии Николая Чайки:

     "… В ту пору я редактировал дивизионную газету «Сталинский призыв». Сентябрьским утром 1943 г. подолгу фронтового журналиста одним из первых с наступающими колоннами попал на Безымянную высоту у незнакомого поселка Рубеженка. Трудно найти слова, чтобы передать то, что я видел… С гранатой, зажатой в руке, с указательным пальцем на спусковом крючке автомата, в лужах собственной и вражеской крови лежали тела героев. Вся высота буквально была завалена осколками, стреляными гильзами, пустыми дисками, касками. Многих сибиряков я знал задолго до этого жестокого ночного боя, не раз беседовал с ними, «агитировал» стать военкорами нашей газеты. И вот теперь, вглядываясь в их черные окровавленные лица, мало кого узнавал: до того они были изуродованы. Враги глумились уже над мертвыми смельчаками.

     Обо всем, что мне довелось увидеть в то утро на Безымянной высоте, обо всем, что поведал нам участник этой неравной схватки рядовой Герасим Ильич Лапин, вернувшийся в свой батальон, мы немедленно рассказали в дивизионной газете и «боевых листках». Так о подвиге коммунистов – сибиряков вскоре стало известно всему фронту. Как-то к нам в дивизию приехал мой старый фронтовой друг поэт Михаил Матусовский. И вечером в нашей фронтовой землянке я рассказал ему о бое восемнадцати на Безымянной высоте. Помню, как Михаил Матусовский «загорелся» тогда и принялся за поэму «Безымянная высота». Но, видимо, поэма чем-то не удовлетворила его. Во всяком случае, она никогда не издавалась ни отдельной книгой, ни в сборниках поэта.

     Однажды я пришел в кинотеатр «Россия», чтобы посмотреть новый фильм «Тишина». С экрана полилась песня, суровая, грустная:

         «Дымилась роща под горою,
         И вместе с ней горел закат…»

     Я сразу же понял, о какой роще идет речь. Позвонил Матусовскому, поздравил его с успехом и хотел было спросить, о ком песня, но он упредил меня: конечно, о них, старина… Очень рад за удачу фронтового друга и композитора Вениамина Баснера, песню которых поет весь народ. На днях у меня побывали товарищи из Калуги, Рубеженки, Бетлицы. Рассказывали, что песня «На Безымянной высоте» стала у них своеобразным гимном. Ее поют повсюду и гордятся: «Это про наших сибиряков-героев». Пели ее совсем недавно на братской могиле, где покоятся шестнадцать сибиряков-героев, членов Ленинской партии. Здесь, на Безымянной высоте, комсомольцам вручались красные книжечки с силуэтом В.И. Ленина. Узнав об этом, М. Матусовский тут же взялся за перо. – Хочу, - говорит, - дописать еще пару строф. Пусть это будет реквием…"

        Здесь словно чудом сохранилась
        С далеких незабвенных дней,
        Землянка наша в три наката,
        Сосна сгоревшая над ней.
        И лес осенний и высотка, -
        Все так, как было в том году.
        Мне кажется, что здесь живыми
        Я всех порошинцев найду.
        Ошибся, видно, писарь ротный,
        Бумажку выписав свою.
        Они и нынче с нами вместе,
        И нынче числятся в строю.
        Они стоят в своей бессмертной,
        В своей нетленной красоте, -
        У незнакомого поселка,
        На Безымянной высоте.

Восемнадцать героев:

Порошин Евгений, младший лейтенант - Командир отряда. Родился 3 февраля 1913 г. в Екатеринбурге. Закончив школу, поступил в химико-технологический техникум. После его окончания по комсомольской путёвке поехал на север области, где строился целый комплекс заводов. Осенью 1935 г. призван в армию. В ноябре 1941 г. участвовал в боях под Москвой. Был ранен, но из госпиталя рвался па фронт. В 718-й стрелковый полк младший лейтенант Порошин прибыл, когда наши прорывались к р. Снопоть.

Белоконов Емельян, парторг - Трудовой путь его начался в 1917 г. на Ростовском заводе. В 1928 г. поехал строить «Ростсельмаш». Через несколько лет Белоконов стал председателем постройкома «Ростсельмаша». Перед войной работал на стройке важного значения. В Новосибирск прибыл в составе строительной организации. Отсюда с путёвкой Октябрьского райкома партии добровольно отправился на фронт.

Панин Петр, старшина - Он служил в Баку, на Дальнем Востоке и в Сибири. Ему было поручено испытание боеприпасов. Целыми сутками он работал на полигоне. «Вы и так на фронте», - сказали Панину в военкомате, когда он пришел проситься в действующую армию. И лишь после того, как был полностью освоен новый вид боеприпасов, коммунист Панин Петр Иванович получил направление на фронт.

Денисов Даниил, старший сержант - Потомственный мастер-модельщик. Строил Комсомольск-на-Амуре, служил в танковых войсках, а когда создавались трудовые резервы, был в числе тех, кому доверили воспитание подрастающей рабочей смены. Началась война, и Даниил заявил: «Раз война, значит, воевать пойдем!» Но на фронт его не пустили, приказали готовить трудовую смену фронтовикам. Раньше него в армию ушли его сестры – Ольга и Анна.

 

Закомолдин Роман, старший сержант - Вырос на Тамбовщине в большой дружной семье. В числе первых вступил в комсомол. В 1933 г. пришла пора служить в Красной Армии. Романа направили в артиллерию. После армии поехал в Таганрог, к родным, и стал работать на комбайновом заводе. С началом войны вместе с коллективом завода он эвакуировался в Новосибирск. Осенью 1941 г. подал заявление с просьбой принять его в члены ВКП(б). Товарищи, не задумываясь, дали ему рекомендацию. Одним из них бал Герасим Ильич Лапин. Тот самый Лапин, с которым Роману пришлось драться на Безымянной высоте.

Власов Константин, сержант - Был одним из двоих, кто остался в живых после этого боя. Когда закончились боеприпасы, он решил взорвать себя и окружавших его фашистов последней гранатой. Он выдернул чеку, но взрыва не последовало. Гитлеровцы схватили его и бросили в Рославльскую тюрьму, потом – в Бобруйский лагерь военнопленных, а оттуда отправили на Запад. Бежал из поезда. С 5 ноября 1943 г. по 5 июня 1944 г. сержант Власов служил рядовым в отдельно действующем отряде «Мститель» Минской области, где был тяжело ранен.

Кигель Борис, сержант - Ушел добровольцем на фронт с Новосибирского мясокомбината, где вырос от ученика электромонтера до главного технолога. Он был человеком неиссякаемой энергии и разносторонних интересов. Почти мальчишкой комсомолец Борис Кигель по призыву партии поехал в село участвовать в ликвидации неграмотности, там сконструировал приемник. Его интересовали проблемы автоматизации производства и улучшения качества выпускаемой продукции. Был активным рационализатором.

Даниленко Николай, сержант - Родился и вырос в деревне Лягушье Купинского района Новосибирской области.Николай вступил в комсомол, стал работать механизатором. Четыре года служил в Морфлоте. В декабре 1940 г. коммунист Николай Даниленко вернулся в Сибирь и стал работать на заводе.

Артамонов Александр, рядовой - Это был мастер на все руки. Он любил петь, с песней брался за любую работу.Самостоятельно подготовившись, сдал экзамены на шофера. Любил и хорошо умел рисовать. Когда началась война, сутками не вылезал из кабины. Его назначили начальником транспортного отдела завода. Александр Алексеевич не раз просился на фронт. Его долго не отпускали, но в июне 1943 г. просьба его была удовлетворена.

Воробьев Гавриил, рядовой - Мастер управления жилищно-коммунального строительства.Гавриил Воробьев пришел на «Сибсельмаш», когда завод еще строился. Первое время возил из заводских котлованов землю. Затем руководил бригадой слесарей. Все знали этого огромного, плотного здоровяка как человека нежной души, умевшего радостно и по-доброму улыбаться, весело и остроумно шутить. На фронте с его легкой руки пошла гулять по полку присказка о том, что солдат с врагом всегда делится: себе гильзу оставляет, врагу – пулю посылает. Он очень любил труд, песню и жизнь. Таким остался в памяти и сердцах знавших его.

Голенкин Николай, рядовой - Он пал смертью героя там, где прошла его юность. Голенкина назначили ответственным за эвакуацию предприятия, где он работал. Он провожал товарищей в тыл, а сам просился на фронт. Последним эшелоном его отправили в Сибирь. Он работал бригадиром, парторгом цеха. Работал сутками. Отдавал свой паек слабым. В июле 1943 г. добровольцем ушел на фронт.

Касабиев Татари, рядовой - В автобиографии он написал: «До революции отец не имел ничего кроме рабочих рук». Советская власть дала их семье счастливую жизнь. В 1931 г. он вступил в комсомол. Потом работал на одном из заводов в Дзержинском районе Новосибирска. Во время войны все пять братьев Касабиевых защищали Родину.

Куликов Иван, рядовой - Родился в Тобольске. Круг его интересов был широк. В свободное время Иван Ивановича можно застать за чтением томиков Пушкина, Лермонтова, Гете. Любил рисовать, писать пейзажи. Это был высокий, крепкий, не слишком разговорчивый, но очень отзывчивый и душевный человек, хороший товарищ, работник и семьянин. В тот день, когда сгорел дом, где жила семья Куликовых, Иван Иванович Куликов поцеловал жену и дочурку и ушел добровольцем на фронт.

Лапин Герасим, рядовой - До войны Герасим Лапин был шахтером, избирался председателем участкового комитета профсоюза. В первые дни войны его направляют в Новосибирск, чтобы помочь быстрее установить оборудование, необходимое для производства боеприпасов. В бою на Безымянной высоте Лапина взрывной волной отбросило в сторону, и он потерял сознание. В глубокой яме под кустом его нашли наши бойцы. Именно он рассказал о том, что происходило за «огненной чертой». Рядовой Лапин дошел до Берлина и отомстил за гибель друзей. Осенью 1945 года он вернулся в родной Донбасс. Спустя много лет Лапин встретился со своим боевым товарищем Константином Власовым на открытии памятника героям Безымянной высоты.

Липовецер Элюша, рядовой - На харьковском тракторном заводе его знали, как замечательного технолога. Работал он много, не жалея ни сил, ни времени. На Новосибирский «Тяжелстанкогидропресс» пришел, когда этого предприятия еще не было. Стояли два пустых корпуса. В них нужно было установить станки. Липовецер с бригадой шестнадцатилетних мальчишек и девчонок выполнил задание. Перед отъездом на фронт забежал на завод и неторопливо сказал: «Ну вот, ребята, пришел прощаться. Уезжаю. До скорой встречи с победой!»

 

Романов Петр, рядовой - Петр Романов был самым молодым из восемнадцати. Вырос в селе Мишенском Тульской области. С детства любил стихи. В пятнадцать лет он стал колхозным счетоводом. Все были довольны его работой. С нетерпением ждал, когда придет срок служить в армии. Служил на Дальнем Востоке в зенитной артиллерии. Поступил работать на завод – и его эвакуировали вместе с заводом в Новосибирск. Летом 1943 г. ушел на фронт. Написал родным: «Еду мстить фашистским гадам. Ребята – один лучше другого. Немцы запомнят нас!»

Шляхов Дмитрий, рядовой - Коммунист Дмитрий Агеевич Шляхов стал командиром производства после окончания института транспортного машиностроения. В первые месяцы войны ему пришлось организовать перебазирование станков на Урал, в Сибирь. Потом руководить установкой их в Красноярске и Новосибирске. Несмотря на мягкость своего характера и на то, что он до 1943 г. не служил в армии: воин из Шляхова получился отличный. Оружие в руках держал твёрдо и уверенно, стрелял на редкость точно и в борьбе с врагом отдал свою жизнь.

Ярута Дмитрий, рядовой - В шестнадцать лет поехал строить Днепрогэс. Потом отправился на «Запорожсталь» Трудился рабочим, перевыполнял нормы, учился. Был комсоргом цеха, рабкором заводской многотиражки. Добровольцем пошёл на фронт ещё и потому, что хотел отомстить фашистам за гибель двух своих братьев.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Допускаются только следующие теги HTML: <a><p> <b> <br> <code> <dd> <del> <div> <dl> <dt> <em> <i> <img> <h2> <h3> <h4> <h5> <li> <ol> <u> <ul> <small> <span> <strike> <strong> <table> <td> <tr> <th> <blockquote> <quote>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Если ты не робот - разгадай
         __   __  _____           _____     _ 
_ _ \ \ / / | ___| __ _ |___ / (_)
| | | | \ V / | |_ / _` | |_ \ | |
| |_| | | | | _| | (_| | ___) | | |
\__,_| |_| |_| \__, | |____/ _/ |
|___/ |__/
Какие буковки написаны???