Пропустить навигацию.

Об ответном визите

Об ответном визите делегации Джонстауна в посольство СССР в Гайане

Рассказывает консул СССР в Гайане Ф.М. Тимофеев

 7 ноября 1978 года в советском посольстве состоялся прием в честь годовщины Великого Октября. Среди 300 гостей были и 6 человек из руководства «Храма народов». Их присутствие на приеме вызвало возбуждение среди американских дипломатов. Ко мне обратился советник-посланник Дик Дуайер: «Что делают здесь эти люди? Разве они были приглашены?» Я ответил, что им были посланы официальные приглашения, так же как сотрудникам различных посольств, государственных и общественных организаций Гайаны. Это шокировало Дуайера. Он пытался убедить меня, что таким людям не место на дипломатическом приеме. Его поддерживал Деннис Рис, вице-консул американского посольства. Он всячески чернил «Храм народов» и сообщил мне «в конфиденциальном порядке», что расследованием деятельности этой организации занялся Конгресс США.
Дуайер добавил, что «Храм народов» - это «головная боль» для всего американского посольства. И хотя он сам, консул Ричард мак-Кой и другие сотрудники посольства неоднократно посещали Джонстаун, из США идет поток анонимок и писем «озабоченных родственников», в которых выдвигаются требования о расследовании деятельности «Храма народов».
 Во время приема, на котором присутствовало руководство «Храма народов», американские дипломаты пытались зондировать вопросы о намерении руководства общины в Джонстауне переселиться в Советский Союз. Тон, в котором дипломаты обсуждали эти вопросы, свидетельствовал об их явной озабоченности перспективой переселения тысячи американских граждан из Гайаны в СССР. Я спросил, как увязать политику «защиты» прав человека, которую ведет американская администрация, и подписанный в Хельсинки Заключительный пакт с преградами, воздвигаемыми ею для тех, кто хочет покинуть Соединенные Штаты по политическим соображениям. Мой вопрос застал врасплох Дуайера, он что-то промямлил насчет якобы не политических, а религиозных мотивов в действиях членов «Храма народов» и ушел от прямого ответа. Тем временем члены «Храма народов беседовали с гайанскими министрами, дипломатами. Чувствовалось, что они давно и хорошо знают друг друга. В конце приема Шэрон Амос сказала, что испытала настоящее счастье, впервые присутствуя на празднике годовщины социалистической революции, совершенной в стране, которая, возможно, станет ее новой родиной.
 Делегация «Храма народов» передала мне официальное послание от жителей Джонстауна, адресованное советскому народу в связи с праздником Великого Октября.
 Через четыре дня, вечером 11 ноября, Шэрон Амос приехала в советское посольство на знакомом мне автомобиле – темно-зеленом «Лансере», который «Храм народов» брал в аренду по гайанской столице.
Прерывающимся от волнения голосом она сообщила, что от визита Райана и «озабоченных родственников» в Джонстауне ожидают неприятностей. Настораживало странное поведение некоторых сотрудников американского посольства, о которых было известно, что они работают в ЦРУ. Эти люди добивались встреч с целым рядом членов «Храма народов», причем настаивали, чтобы встречи происходили в тайне от его руководства в помещени-ях посольства США. По словам Амос, Джонс подозревал, что они проводили инструктаж внедренных в Джонстаун агентов ЦРУ перед новой провокацией, о характере и масштабах которой можно было только догадываться.
 Наиболее часто с сотрудниками американского посольства Даниэлом Вебером, Питером Ландоне и Деннисом Рисом встречались члены общины Майкл Прокс и Тим Картер. Шэрон рассказала мне, что перед приездом конгрессмена Райана в Джонстаун Тим Картер по непонятным причинам и без ведомства руководства «Храма» выезжал в США. Он говорил тогда, что ездил якобы для сбора информации о предстоящем приезде Райана.
 Шэрон Амос была очень взволнована. Я попытался ее успокоить. Она спросила, отправил ли я в Москву их просьбу о переселении в СССР? Я сказал, что сделал это незамедлительно после того, как получил ее. Чтобы ускорить дело, я передал Шэрон Амос пачку анкет для оформления виз и персональных ходатайств о предоставлении советского гражданства, поскольку по советским законам коллективного приема в гражданство СССР нет. Он осуществляется в индивидуальном порядке. Шэрон уехала успокоенной.
 17 ноября, в пятницу, во время нового визита в посольство Шэрон радовалась, что первый день визита Райана в Джонстаун прошел очень хорошо. Конгрессмен, выступив перед членами «Храма народов» заявил публично, что никогда не видел более счастливых людей, чем здесь, в джунглях Гайаны.
 Амос рассказала, что вместе с Райаном в Джонстауне находятся корреспонденты газет и телевидения, несколько родственников жителей поселка – всего 18 человек. Но кроме них в Гайану прибыла еще одна группа из США – человек 50-60. Они разместились в гостиницах «Парк-отель» и «Тауэр». Это мужчины от 20 до 30 лет, хорошего физического сложения. Штаб-квартире «Храма» в Джорджтауне стало известно, что они пытаются арендовать для каких-то целей гайанские самолеты. Прямой связи с визитами Райана и действиями этих людей установить не удалось, однако известно, что Тимоти Стоун – агент ЦРУ, встречался с ними. О чем они говорили, Амос не знала. Обо всем этом она сообщила по радиосвязи в Джонстаун, где в это время принимали конгрессмена Райана…     

Вечером в субботу, 18 ноября консул Ф.М. Тимофеев находился в клубе, который недав-но приобрело посольство СССР в Гайане.

Около 8 вечера меня вызвал из зала сотрудник посольства, сказав, что я нужен какой то женщине из «Храма народов». Выйдя из клуба, я увидел неподалеку от ворот знакомый «Лансер», в котором сидели Дебора Тушет и Паула Адамс. Вместе с ними был мужчина, негр, которого я раньше не видел. Я попросил гайанского полицейского пропустить посетителей на территорию участка. Все были крайне взволнованы. Устремляясь ко мне, Дебора сказала что она получила сообщение из Джонстауна: «Там творится что то ужасное. Я не знаю подробностей, но жизнь всех членов коммуны в опасности. Поселок окружен военными людьми. Что-то стряслось с Райаном. На него напали неизвестные люди, когда он возвращался в Джонстаун. Прошу вас взять на хранение это». И Дебора протянула мне увесистый кейс. Я спросил, что в нем? «Здесь очень важные документы нашего «Храма», деньги и записи на магнитофонных кассетах», - ответила она. Я поинтересовался, сколько денег? Она ответила что точно не знает, ибо там и наличные в гайанскх долларах, и чеки, и финансовые поручительства, а также другие денежные документы. Тушет и Адамс уверяли, что это официальная просьба руководства «Храма народов», а что касается денег, то я могу не опасаться каких-либо недоразумений, поскольку еще ранее они сообщали в своих официальных письмах советским властям, что хотят все деньги «Храма» - и наличные, и хранящиеся в банках – перевести в советский Внешторгбанк. Сейчас же, ввиду чрезвычайных обстоятельств, они просили принять кейс на хранение, так как не исключено, что на штаб-квартиру «Храма» в Джорджтауна совершат нападение, может быть, ее уже разгромили. Я не мог отказать этим людям и взял то, что они принесли. Позднее кейс со всем его содержимым был передан гайанскому правительству в интересах следствия, которое оно собиралось провести.
Дебора сказала, что свяжется со мной в воскресенье или в понедельник и сообщит все подробности о происшедшем в Джонстауне. Затем все трое уехали.
Когда я вернулся в свою квартиру, моя жена, которая не ходила в клуб в этот вечер, сказала, что звонила из штаб-квартиры «Храма» Шэрон Амос. Это было примерно в то самое время, когда меня разыскали Паула и Дебора. Шэрон плакала и говорила, что Джонстаун оцепили вооруженные люди. Несмотря на помехи, она приняла радиограмму о том, что над поселком кружатся военные вертолеты. «Помогите, Джонстаун гибнет!» - кричала она. – Они не пощадят никого! Кто-то ломится в мою квартиру. Сделайте все, чтобы спасти нас!» Телефон разъединился. Послышался сигнал отбоя. Моя жена сразу же позвонила в гайанскую полицию, где ей ответили, что к дому Амос уже выслан усиленный наряд полиции. Но Амос и трое ее детей погибли. Их зарезал агент ЦРУ, бывший морской пехотинец Блейки, внедренный в организацию Джонса. Позднее его объявили умалишенным, и он исчез с поля зрения. Итак в эту ужасную ночь с 18 на 19 ноября в Джонстауне шла чудовищная резня. США совершили одно из наиболее страшных своих преступлений – они расстреляли, зарезали и отравили 918 американских граждан.
19 ноября все газеты Гайаны сообщили об убийстве конгрессмена Райана на взлетной полосе Порт-Кайтума. В этот же день я поехал по делам в аэропорт «Тимери». В аэропорту царила необычайная суета. Он был забит американскими военнослужащими. На взлетной полосе стоял огромный «С-141» ВВС США, из которого американцы выгружали разобранные на части вертолеты, джипы, и какое то вооружение. Гайанские солдаты стояли в оцеплении. Я спросил у знакомого сотрудника аэропорта, что здесь происходит, почему на гайанском гражданском аэродроме находится американский военный самолет. Гайанец ответил, что это и для него загадка. Никто не знает, почему он здесь приземлился. Это уже не первый самолет за сегодняшний день, сказал он. Служащие аэропорта сообщили мне, что такого не наблюдалось с тех пор, как был аннулирован договор «Аткин-сонфилд», по которому ВВС США имели право использовать аэродром в Джорджтауне. Гайанское правительство денонсировало этот договор после того, как в 1977 годы агенты ЦРУ взорвали над Барбадосом кубинский авиалайнер, вылетевший из Гайаны.

Оглавление

Ответить

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Допускаются только следующие теги HTML: <a><p> <b> <br> <code> <dd> <del> <div> <dl> <dt> <em> <i> <img> <h2> <h3> <h4> <h5> <li> <ol> <u> <ul> <small> <span> <strike> <strong> <table> <td> <tr> <th> <blockquote> <quote>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Если ты не робот - разгадай
         _   _  __  ___                     
___ / | | |/ / |_ _| _ __ ___ __ _
/ _ \ | | | ' / | | | '_ ` _ \ / _` |
| __/ | | | . \ | | | | | | | | | (_| |
\___| |_| |_|\_\ |___| |_| |_| |_| \__,_|
Какие буковки написаны???